05 мая 2002 года [16:10-17:00]
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» поэт Николай Добронравов
Эфир ведет Матвей Ганапольский.

М.Ганапольский — Традиционный «Бомонд», в студии Елена Кандарицкая, я приветствую Николая Тамразова, и Николай Николаевич Добронравов, известный поэт у нас в гостях. Здравствуйте, Николай Николаевич.

Н.Добронравов — Добрый день, дорогие друзья.

М.Ганапольский — Ну и как всегда, давайте начнём с песни. Послушаем песню, очень известную всем.
 

Надежда (1974) Загрузить ноты этой песни в формате PDF Загрузить ноты украинской версии этой песни в формате PDF Прослушать аранжировку Прослушать другую аранжировку Прослушать запись Анны ГерманПрослушать запись Эдиты ПьехиПрослушать запись Муслима Магомаева Прослушать запись Муслима Магомаева с концертаПрослушать запись Муслима Магомаева с концерта 1999 г.Прослушать запись Муслима Магомаева и Иосифа КобзонаПрослушать запись ВИА «Надежда»Прослушать запись Льва ЛещенкоПрослушать запись Натальи и Джордже МарьяновичейПрослушать запись Ольги КаргопольцевойПрослушать запись участников телепрограммы «Старые песни о главном - 3»Прослушать запись участников и зрителей концерта А.Н.Пахмутовой в Концертном зале им. П.И.Чайковского 22 апреля 1999 г.Прослушать запись ансамбля «Гренада»Прослушать запись Большого детского хора под управлением Виктора Попова 2001 г.Прослушать запись участников и зрителей концерта А.Н.Пахмутовой в ГЦКЗ «Россия» 11 февраля 2003 г.Прослушать запись Владимира СеливановаПрослушать запись группы «Садовое кольцо»Прослушать запись АлсуПрослушать запись Сергея ДикогоПрослушать запись группы «Надежда» (фрагмент)Прослушать запись Елены Зосимовой (фрагмент)Прослушать запись Дмитрия Харатьяна и детского музыкального театра «Домисолька»Прослушать инструментальную записьПрослушать инструментальную запись Алексея РожковаПрослушать инструментальную фонограмму без партии голоса
Н. Добронравов

Светит незнакомая звезда.

Снова мы оторваны от дома.

Снова между нами города,

Взлётные огни аэродромов…

Здесь у нас туманы и дожди.

Здесь у нас холодные рассветы.

Здесь на неизведанном пути

Ждут замысловатые сюжеты…
 

Припев:

Надежда — мой компас земной,

А удача — награда за смелость.

А песни…

Довольно одной,

Чтоб только о доме в ней пелось.
 

Ты поверь, что здесь, издалека,

Многое теряется из виду, —

Тают грозовые облака,

Кажутся нелепыми обиды.

Надо только выучиться ждать,

Надо быть спокойным и упрямым,

Чтоб порой от жизни получать

Радости скупые телеграммы…

Припев.

И забыть по-прежнему нельзя

Всё, что мы когда-то не допели,

Милые усталые глаза,

Синие московские метели…

Снова между нами города.

Жизнь нас разлучает, как и прежде.

В небе незнакомая звезда

Светит, словно памятник надежде.

Припев.

 

М.Ганапольский — Знакомая песня, знакомый голос, и наш гость, который уже не раз приходил в нашу программу, и две вещи я отмечаю для себя: это всегда выбор, между которым мы стояли, — то ли песни слушать, то ли стихи хорошие. Вот интересно, куда заведёт нас сегодня дорожка наша.

Е.Кандарицкая — Мы начали уже с песни, поэтому я думаю, что следующими должны быть стихи.

М.Ганапольский — Стихи, да? Тогда давайте сразу перейдем к этому делу. Пожалуйста, Николай Николаевич.

Н.Добронравов — Спасибо. Вот прозвучала песня «Надежда», я бы сейчас хотел прочитать одно стихотворение из своей новой книжки, которое называется «Вера моя».
 
 

ВОССТАНАВЛИВАЮТ ХРАМЫ Прослушать запись Николая Добронравова
Н. Добронравов

Нынче радостей немного.
Больше подлостей и сраму.
Правда, нынче, слава Богу,
Восстанавливают храмы.

В сёлах и первопрестольной,
Словно юные старушки,
Возникают колокольни,
И часовни, и церквушки.

Вмиг слиняли атеисты.
Наверху — иные вкусы.
И рисуют копиисты
Вместо Брежнева — Иисуса.

Вместо Маркса с «Капиталом» —
Рождество и Пасху в массы.
А в церквях стройматериалы —
Сплошь синтетика с пластмассой…

Прислан к нам из-за кордона
Пастырь, сделавший карьеру.
Антирусские иконы.
Синтетическая вера.

Храм в элитных эмпиреях
Возвели в мгновенье ока.
Ну, а людям, что стареют,
Всё ж без Бога одиноко…

Рядом выстроились банки.
Нищета в церковной арке.
К платной новенькой стоянке
Подъезжают иномарки…

Заказные злодеянья.
У братвы всё шито-крыто.
Из Священного Писанья
«Не убий» давно забыто.

Травка каверзная тлеет
В дискотеках хулиганских,
Где тинейджеры наглеют
И поют не по-христиански.

Трудно даже Бога ради
Отличить мужчин от женщин.
На всеобщем плац-параде
Храмов больше. Веры меньше.

А в деревне Божьи служки
Мир подлунный покидают.
Тропка к старенькой церквушке
Зарастает, зарастает…

Там была она, святая,
Лишь одна на всю округу.
Ноги босые сбивая,
К церкви люди шли, как к другу.

Жили бедно и убого,
Да боялись слова злого.
Сколько было веры в Бога,
Своего, не подкидного!

Паства выглядит устало
На ступеньках новой эры.
Храмов, правда, больше стало.
Веры меньше. Веры… Веры…

 

М.Ганапольский — И вот здесь, с диска Вашего, песня так и называется «Вера». Давайте соединим. У нас будет как композиция такая, литературно-музыкальная. Давайте послушаем эту песню «Вера».
 

Вера (1990) Загрузить ноты этой песни в формате PDF Прослушать запись Ирины ШведовойПрослушать запись Ирины Шведовой 19 марта 1998 годаПрослушать запись ЮлианаПрослушать запись Большого детского хора под управлением Виктора Попова 2001 г., солистка Света Сластникова
Н. Добронравов

Снится мне ночной причал
На родной реке.
Веры тонкая свеча
У тебя в руке.
Ты пойми, что в этой мгле
Нет ни близких, ни родных,
Что несчастных на земле
Больше всех других…

Разве знали в детстве мы,
Веря в Божий свет,—
От тюрьмы да от сумы
Нет зарока, нет…
Только птицы прокричат,
Только вздрогнет вдалеке
Веры тонкая свеча
У тебя в руке.

…Ты поверь в иную жизнь
На иной меже,
Ты поверь и помолись
О моей душе.
Есть непознанная даль.
Ты поверишь, ты поймёшь:
Есть любовь, и есть печаль,
Остальное — ложь.

Всё мне снится по ночам:
В дальнем далеке
Веры тонкая свеча
У тебя в руке.
От небесного луча,
Что на грешный мир пролит,
Веры тонкая свеча
В темноте горит…

 

М.Ганапольский — Напоминаю, что это песня «Вера» с диска «Зарево любви» на стихи Николая Николаевича Добронравова. А что, веры нет ни во что?

Н.Добронравов — Нет, почему? Я считаю, что вера есть, и я говорю, что я не случайно назвал свой последний сборник, который вышел совсем недавно у меня в издательстве Союза писателей — у нас такое маленькое, бедное издательство — маленьким тиражом эта книжка вышла. Эта книжка так и называется — «Вера моя».

М.Ганапольский — А Вы сами во что сейчас верите? Вы знаете хорошо и ту жизнь, которая была, и эту, которая сейчас. Свое отношение, Ваше отношение, я увидел в стихотворении, которое Вы прочитали.

Н.Добронравов — Вы знаете, это стихотворение, может быть, как говорится, и вне эпох, потому что всегда в любой вере были люди, которые действительно отдавали свою жизнь за веру, и были функционеры в рясах, клобуках, которые, в общем, такие чиновники от веры. Вот Вы знаете, практически об этом стихотворение, оно могло быть написано сейчас о том, что раньше можно было написать, что храмы разрушают, а вера все равно остается в душе. Потому что есть люди, которые веру эту хранили, вера, которая им досталась от своих предков, от своих родных, от родителей, я не знаю, я все-таки верю в победу добра над злом, я все равно верю.

М.Ганапольский — Вы поэт, это обязывает.

Н.Добронравов — А Вы нет, Матвей, скажите?

Н.Тамразов — У меня такое впечатление, что чем больше будут разрушать храмы, чем больше будут утверждать веру. Мы-то с вами чуть-чуть застали такое время, когда храмы были разрушены.

Н.Добронравов — Конечно, мы все это застали.

Н.Тамразов — А сейчас храмы, как Вы написали в своем произведении абсолютно правильно — храмов стало больше, а веры действительно стало меньше. Я вчера был в одном храме, извините, что Ваш вечер, но я обязательно должен это сказать, ездил в одну деревню, на даче, поехал освятить яйца, куличи. И стоял очень благовидный батюшка, в домашних тапочках. Вот вам и вся вера. Нормальное дело, нормально всех водичкой побрызгал, говорил какие-то добрые слова. Но на нём были домашние тапочки, это где-то остается. Я бы никогда не произнёс, если бы тема не пошла именно в этом направлении.

М.Ганапольский — Коля, Вы правы, Вы правы.

Н.Добронравов — Это хорошо, что мы сегодня, в этот светлый праздник, говорим все-таки о светлом, о добром, и того, чего, наверное, ещё больше.

Е.Кандарицкая — А вообще эти праздники майские, их так много, да? Первое мая — День солидарности трудящихся, потом Пасха, а вот уже скоро будет 9 мая, праздник Победы, по-моему, для всех праздник, даже тех, кто не верит, или тот, кто веры другой.

Н.Тамразов — Как для всех? А бритоголовые откуда взялись?

Н.Добронравов — Я тоже верю в этот вот праздник, верю этим людям, которые принесли нам Победу, я их застал, когда они были молодые и красивые, а сейчас вот мне рассказывал Иосиф Кобзон, он только что выступал, говорит, вот знаешь, там кажется, это участники парада, их всего триста человек осталось, а пришли всего двести, сто прийти не могут. Я, говорит, им спел всё, что мог. Понимаете, об этих людях нельзя говорить без благоговения, вы знаете, для меня это великие люди. Не будем на этот счет долго рассказывать. Вы знаете, я вспоминаю, что после прошлой передачи на «Эхе Москвы» мне позвонил мой одноклассник со второго или третьего класса, замечательный парень Гоша Гозман, говорит, не знал, что я — это я. Вот так вот случилось после передачи именно на «Эхе Москвы». А сейчас я хочу своим одноклассникам, это уже по Малаховской средней школе, в которой я учился, посвятить стихотворение, которое называется, это стихи о моем поколении, «Военные осколочки».

 

Чужой напев, как пилигрим,

Стучится в души людям,

А мы с тобой назло другим

Свою пластинку крутим

 

Это я, правда, сейчас начал тоже читать стихи о войне, о пластинке моей памяти, но все-таки, пожалуй, я лучше прочту «Осколочки», о детях.
 
 

ВОЕННЫЕ ОСКОЛОЧКИ Прослушать запись Николая Добронравова
Н. Добронравов

Фуражка да с околышком…
Баланда из ботвы…
Военные осколочки —
Братва из-под Москвы.

Воронки да пожарища.
А мы шагаем в класс.
И спорю я с товарищем —
Где мина, где фугас?

Слова исповедальные
О бедах фронтовых.
Квартиры коммунальные.
Паёк на семерых.

Ах, как вы ныне ценитесь,
Военные рубли?
Буханка хлеба — семьдесят,
Билет в театр — три.

С тех пор у нас не плесенью
Сердца поражены —
Лирическими песнями
Эпической войны.

Мы труд познали смолоду.
Нам рук своих не жаль.
Сердца у нас — не золото,
Осколочная сталь.

И мысли не припудрены,
И злостью сводит рот.
Занозы да зазубрины
В характерах сирот.

…Уже в поре цветения,
Как майские сады,
Иные поколения,
Не знавшие беды.

Но памятью нетленною,
Рожденные в огне,
Разбросаны военные
Осколки по стране.

И сердце вновь сжимается:
Легко ли вам, светло,
Голодные красавицы
Из детства моего?

Вновь в памяти проявится,
Как свет летящих птиц,
И бедность ваших платьицев,
И бледность ваших лиц.

И вот, обнявшись, снова мы
Сидим, дыша едва,
И кажутся суровыми
И взгляды, и слова.

Но гордо и раскованно
О битве за Днепром
Трофейный, лакированный
Поет аккордеон.

Ещё Отчизна бедствует,
Но всё пойдёт на лад:
Что шепчут губы детские,
То пушки говорят.

Мы слезы скрыть стараемся,
Душа в беде горда.
Мы скоро распрощаемся.
Надолго. Навсегда.

Подстриженные чёлочки.
Косички до земли.
Военные осколочки,
Родимые мои…

 

Н.Тамразов — Браво, браво, браво.

Н.Добронравов — Спасибо, спасибо.

М.Ганапольский — Да, Елена Григорьевна даже встала.

Н.Тамразов — Из-за того, что его надо видеть. Николай Николаевич ещё актёр замечательный.

М.Ганапольский — Кстати, об актёрах. Смотрите, Наталья Викторовна, она пишет — вот уже десять лет как не слышно песен на улицах, дальше она ругает нашу эстраду, и дальше она говорит — помню Вас и Колю Богатырёва на сцене ТЮЗа в белых костюмах, с ракетками, вы были оба очень красивые.

Н.Добронравов — Это замечательная память, смотрите, как вот именно на «Эхе Москвы» дозваниваются и пишут люди, с которыми действительно когда-то встречался и очень давно не виделся.

М.Ганапольский — А почему вы были в белых костюмах и с ракетками?

Н.Добронравов — Вы знаете, с Колей Богатырёвым, который замечательный актёр, но он был старше меня, к сожалению, его уже нет, это замечательный актёр выпуска ГИТИСа, который великолепно играл чеховский репертуар, и начинал он свою карьеру в Таганрогском театре, это была труппа, подготовленная ГИТИСом для Таганрогского театра.

М.Ганапольский — Вы роль играли какую-то, я просто хочу понять?

Н.Добронравов — Мы играли там, вот это я уже не помню сейчас, какую роль я играл и в чьей пьесе, но это была точно наша, советская пьеса, пьеса была или Лилии Раскиной, или Евгения Рыса, или Эдика Радзинского. Мы все начинали, это потом в театр пришел Михаил Шатров.

М.Ганапольский — Вот видите, не как наше слово отзовется, а как отзовется наше стояние в белых костюмах с ракетками на сцене. Давайте сделаем крохотную паузу, послушаем свежие новости от Александра Климова, а потом продолжим.

 
 

М.Ганапольский — У нас в гостях Николай Николаевич Добронравов, Елена Кондорицкая, Николай Тамразов. Ведёт Матвей Ганапольский. Я думаю, что виртуально здесь присутствует Александра Николаевна Пахмутова. Что она делает, что она не пришла?

Н.Добронравов — Вы знаете, просто спасибо, что сейчас обычно приглашают вдвоём на передачи. Тогда не остается места, предположим, кому-то из двух. Т.е. большей частью не достается места мне почитать стихи. Вот вчера была передача по каналу «Культура», я нарочно просидел, хотя о нашей семье была передача, даже просидел, чтобы прошло побольше песен, и не прочитал ни одного стихотворения. Поэтому она сейчас сидит дома, всё нормально, работает, слушает.

Н.Тамразов — Александра Николаевна, отомстите ему, съешьте на несколько яиц освящённых больше, чем он.

Н.Добронравов — В следующий раз я думаю, что она придет без меня.

М.Ганапольский — Лена, Коля, я понял, у них раскол в семье, всё, развод.

Н.Добронравов — Светлый праздник, никакого...

Е.Кандарицкая — Не делайте сплетен.

М.Ганапольский — Сколько вместе вы прожили?

Н.Добронравов — Вы знаете, много, уже не так много, не пугайтесь, уже осталось несколько лет до золотой свадьбы.

Н.Тамразов — Замечательно.

Н.Добронравов — Да, вот я сам боюсь это произносить, в общем, много, мы встретились очень давно, когда она меня увидела, наверное, в той роли, когда я был в белой рубашке, я там играл, как ей когда-то очень нравился, Арамиса. Вообще, надо сказать, я очень люблю театр, и сейчас я, если позволите, опять прочту стихотворение из новой книги. Это стихи о спектакле Художественного театра, о моем великом однофамильце Борисе Добронравове, который умер на сцене.
 
 

* * * Прослушать запись Николая Добронравова
Памяти Б.Г.Добронравова
Н. Добронравов

Ах, искусство — не жизнь, не войдёшь налегке.
Мир волшебен контрастами света и тени.
Молодая богема сидит в кабаке,
А великий актёр умирает на сцене.

Лишь великие

сердце сжигали дотла,

Воскрешая потомков царя Мономаха.
Если шапка его и была тяжела,
Тяжелее актёрские дыба и плаха.

Если даже артиста недуг распростер
И в палате (не царской) лежит без движенья, —
Всё равно,

если он настоящий актёр,

Настоящий Актёр умирает на сцене.

Надо быть до последнего вздоха в строю,
Не играть,

а выигрывать роль, как сраженье.

Полководец-герой

погибает в бою.

Негерой-лицедей

погибает на сцене.

Помню:

он прямо в гриме на сцене лежал.

Всё казалось:

вот-вот царь Феодор очнется…

Третий акт, задыхаясь, актёр доиграл,
А четвёртый с тех пор

всё никак не начнется.

Много было потом и прощаний, и встреч,
Но я знаю,

я твёрдо уверовал в это:

Только те,

кто сердца не умеют беречь,

Берегут

человеческий облик планеты.

Я надеюсь, что в юной душе прорасту.
Только б силы найти

не прервать восхожденье…

Дай мне Бог

умереть на ветру, на посту,

Как Борис Добронравов на мхатовской сцене.

 

Вы знаете, Матвей, я был на этом спектакле, вместе со мной был, сейчас вот нынче великий артист Лёша Баталов, на этом же спектакле был, как потом выяснили, Виктор Попов, руководитель нашей замечательной хоровой академии, сколько вот тогда было народу, и вот тогда я… вот поэтому, когда в начале говорили, а как вот вы сейчас относитесь к нынешней эстраде, вы знаете, видя таких артистов, не только их, но и последующие поколения — Лебедев, Евстигнеев, Леонов, великие артисты, понимаете, трудно это. Вот поэтому я сейчас прочту ещё одно стихотворение, это мое отношение к нынешней эстраде. Называется просто — «Эстрадный тост», это почти шуточное стихотворение.
 
 

ЭСТРАДНЫЙ ТОСТ Прослушать запись Николая Добронравова
Н. Добронравов

Мир эстрады, как прежде, неистов.
Только есть измененье в судьбе:
Выбегают на сцену «артисты» —
Аплодируют… сами себе!
Сколько в аплодисментах старанья!
Сколько в них любованья собой!
То ли просят они подаянья,
То ли власти хотят над толпой…

И когда побеждает бравада
Этих странных, нелепых хлопков,
Вспоминается наша эстрада
Не таких уж далёких годов,
Где рождалось само вдохновенье
Под российский щемящий напев…
Сколько гениев было на сцене,
Сколько было на ней королев!
Были розы на сцене и слёзы, —
Но в тогдашней нелегкой судьбе
Не просил подаянья Утёсов,
И Вертинский не хлопал себе!

Нынче творческий труд обесценен,
И сомнителен весь хит-парад.
Ах, как хлопают бодро на сцене!
Ах, как искренне в зале молчат…

Люди знают дурную манеру
Этих так называемых «звёзд»,
Разевающих рот под «фанеру»,
Лишь себе посвящающих тост.

…Так давайте поднимем бокалы
За талантливость жестов и слов,
За овации строгого зала,
За достоинство честных певцов!

 

Вот вы знаете, вот после этого, я хотел бы сейчас, чтобы сейчас поставить, если можно, в исполнении певца, которого я очень люблю, Иосифа Кобзона, новую совершенно песню. Она на диске номер пять, называется эта песня «Так пой, дорогая». Диск номер пять, трек номер один. И это будет как продолжение.

Н.Тамразов — Срежиссировал сегодня все.

М.Ганапольский — Я просто на кнопки нажимаю.

Е.Кандарицкая — Я даже не могу задать вопрос.

Н.Добронравов — Нет, ну просто мне хотелось поздравить своих одноклассников.

Н.Тамразов — Замечательно. Всегда мастер настоящий волнуется. Мы видим, как Вы волнуетесь, как Вы трепетно отбирали стихи и песни.

М.Ганапольский — Давайте послушаем. Это, значит, что за песня?

Н.Добронравов — Песня называется «Так пой, дорогая».

 
 

Так пой, дорогая (2001) Прослушать запись Иосифа КобзонаПрослушать инструментальную фонограмму без партии голоса
Н. Добронравов

Лишь в голосе сердца такое раздолье,
Что вольным напевам внимает судьба,
И слушают птицы, и слушает поле,
И слушает небо тебя.

Сегодня в России мелодиям тесно,
Со сцены покорно ушли голоса,
Но ты — моя радость, но ты — моя песня,
А всё остальное — попса.

Сейчас наша песня уходит в подполье,
Сейчас наша песня почти не слышна,
И только надежда на вольную волю
Разбудит людей ото сна.

Я знаю, я верю, что ты не уступишь
Ни сладостной лести, ни злу, ни рублю,
А сердце не купишь и счастье не купишь,
Не купишь улыбку твою!

Мы нынче живём приземлённо и пресно.
Забыли мы небо и звёздную даль.
Но ты моя радость, но ты моя песня,
И свет, и полёт, и печаль...

Так пой, дорогая! Последней любовью
Озвучена наша земная судьба,
И слушают птицы, и слушает поле,
И слушает небо тебя.

 

Н.Добронравов — Это, в общем, была премьера песни. Она была один раз исполнена в концертном зале «Россия», но, во всяком случае, по радио, в эфире она звучит впервые.

Е.Кандарицкая — У нас очень много пришло сообщений для Вас. И вот, например, Андрей Ежов из Москвы спрашивает — запрещались ли когда-нибудь Ваши произведения?

Н.Добронравов — Эта пока ещё не запрещена, будет ли она передаваться, я не знаю. Сейчас другое, сейчас, как говорится, цензура денег, сейчас уже совершенно другое. У нас в те, советские времена, очень много песен запрещалось. Очень много. Вы знаете, о нас с Александрой Пахмутовой такой ходит слух — тогда для вас делалось всё, тогда вообще не знало границ ваше творчество. Чистая ложь, масса песен была запрещена, Вы не поверите, вот у нас была песня, она называлась «Песня о правде». Её записал сначала Хиль, потом записал Гуляев, потом Градский. Она была у нас запрещена, её хотел даже Миша Шатров, которого мы сегодня вспоминали, хотел вставить в кино.

Н.Тамразов — Я думаю, что мы Вас так все знаем, и наш слушатель вас так с Александрой Николаевной любит, что слова «да» или «нет» достаточно. Вы так говорите, как будто в чем-то мы сомневаемся. Да конечно понимаем — настоящий художник всегда имел трудности, и он обязан их иметь, и тогда он будет настоящий художник. Леночка, у тебя ещё есть вопросы?

Е.Кандарицкая — У меня много вопросов. Выпускались ли в последние годы сборники Ваших стихов и если да, где можно их купить, Лидия Руденко спрашивает из Москвы.

Н.Добронравов — Спасибо вам большое за интерес к поэзии, вы знаете, у меня действительно только что вышел сборник, который называется «Вера моя», это издание московской городской организации Союза писателей России. К сожалению, он издан таким маленьким тиражом, если раньше у меня издавались сборники по 50, по 100 тыс., то этот сборник выпущен тиражом 250 экземпляров, поэтому купить вы его нигде не сможете. Я постараюсь его раздать в библиотеки, и вот поэтому я с удовольствием откликаюсь на предложение сегодня прийти на «Эхо Москвы» и читать стихи.

Н.Тамразов — Спасибо. Николай Николаевич, а вот следующую песню мы бы хотели ту, которая Вам ближе. Вот Вы выставили определенный список, список мы, естественно, ужимали, потому что время есть время, и, тем не менее, что же Вы выбрали следующей песней, чтобы прозвучала в нашем эфире?

Н.Добронравов — Вы знаете, я бы хотел сейчас, я думаю, что и Александра Николаевна, которая сейчас слушает нас по радио, она бы присоединилась, я сейчас хотел бы, чтобы прозвучала песня «Девочка Грёза». Эта песня в сопровождении фортепиано, играет композитор Александра Пахмутова. А поёт вместе с детским хором воспитанник хоровой академии, ныне уже известный довольно певец Дмитрий Корчак. Это замечательный певец, только что он получил премию на конкурсе имени Глинки, пожалуйста, послушайте эту песню.

 
 

Девочка Грёза (1995) Загрузить ноты этой песни в формате PDF Прослушать аранжировку Александра Мясникова Прослушать запись ЮлианаПрослушать запись Большого детского хора под управлением Виктора Попова 2001 г., солист Дмитрий Корчак
Н. Добронравов

Ах, о чём ты,
Девочка Грёза?
Что ты плачешь,
И кого ты ждёшь?

Жёсткий ветер
Высушит слёзы.
Грёз не будет,
Наступает ложь.

Песен детства
Больше не будет.
Расставанья
Наступает час.

Наступают
Новые люди.
Может, хуже,
Может, лучше нас…

Наступает
Горькая проза,
Проза тусклых
И холодных глаз.

Не нужна им
Девочка Грёза,
Посмеются
И забудут нас…

Бог судья им,
Грозам-угрозам.
Бог судья им.
Будем дальше жить.

До свиданья,
Девочка Грёза,
Постарайся
Обо мне забыть…

 

Е.Кандарицкая — Красивый голос.

Н.Тамразов — Да, это новый голос.

Е.Кандарицкая — Скажите ещё раз, как зовут этого человека?

Н.Добронравов — Это Дмитрий Корчак, лауреат последнего конкурса имени Глинки, воспитанник хоровой академии.

Н.Тамразов — Спасибо, мы думаем, что для многих слушателей он впервые звучит.

Е.Кандарицкая — Да, это открытие.

Н.Добронравов — Я думаю, что действительно впервые. Сейчас он уехал на гастроли вместе с Владимиром Спиваковым, он поёт, в основном, классику, Моцарта.

Н.Тамразов — Это замечательно. Николай Николаевич, можно мы продолжим с вопросами, которые Вам адресованы нашими радиослушателями?

Е.Кандарицкая — Вот Денис Садовский спрашивает, где можно найти Ваши песни в Интернете?

Н.Добронравов — В Интернете есть сайт Александры Пахмутовой.

Е.Кандарицкая — А Вы не помните сайт?

Н.Добронравов — Он так и называется, просто. Сайт довольно хороший. Во всяком случае, из Интернета мы получаем очень много сообщений, писем, стараемся отвечать, даже высылает ноты Александра Николаевна.

Н.Тамразов — Николай Николаевич, вот удивительная штука, странная. Когда приходит человек талантливый, одарённый, мы, ведущие, замечаем, что время жутко быстро летит. Когда вот приходят иногда некоторые люди, с ними чувствуешь — время стоит на месте. Николай Николаевич, у нас очень мало времени, две минуты на стихи, и песней заканчиваем, причём мы не даем никакой секундной паузы между стихотворением и песней, и мы сейчас говорим Николаю Николаевичу огромное спасибо, что он пришёл в этот светлый, замечательный день к нам в гости. Мы говорим Александре Николаевне спасибо, что Вы терпите рядом с собой великого человека, потому что два великих, как правило, не уживаются, но вы молодцы. Дай вам Бог здоровья, счастья, звучат стихи Николая Николаевича Добронравова и звучат песни на стихи Добронравова и музыку Александры Пахмутовой.

Н.Добронравов — Да, и песня будет «Мать и сын», петь будет Зыкина и Юлиан, а я быстро прочитаю одно стихотворение, одно из моих самых дорогих.
 
 

* * * Прослушать запись Николая Добронравова
Н. Добронравов

Я не плыл по Венеции в венценосной гондоле.
И салонно в Салониках я в порту не скучал.
Ранним Римом раним я. И Боливией болен.
И гостиница в Ницце снится мне по ночам.
В наше время парижи и доступней и ближе,
Сто туристских круизов разгоняют печаль.
Что поделаешь, — жаль, что я не был в Париже,
Что, полжизни прожив, не видал Этуаль,
Что индейца с мачете я не встречу под вечер,
Не впишусь элегантно в экзотичный экспресс
Где-нибудь в Эльдорадо, что со мной не щебечут
На борту «Каравеллы» королевы небес.

…Зато я помню первые бомбёжки,
Как шли мы парами с учителем в подвал,
И корешок мой — Щепетов Серёжка —
Мне полкусочка черного отдал.
Что говорить: «Я это не забуду!» —
И стоит ли те беды ворошить…
Но это всё не выдумка, не чудо,
А чудо то, что мы остались жить,
Что мирным небом с той поры мы дышим,
Что сильный вправе забывать о зле.
А тот солдат, что спас Россию, выше
Всех Триумфальных арок на земле!

 

Рисунок Евгении Табакаевой
Мать и сын (1998) Загрузить ноты этой песни в формате PDF Прослушать запись Юлиана и Людмилы ЗыкинойПрослушать запись Юлиана и Людмилы Зыкиной (в сопровождении хора)
Н. Добронравов

Я гляжу на тебя с тоской.
Я боюсь, — ты уйдёшь навсегда.
И погаснет над нашей рекой
В небесах молодая звезда.
Жизнь открыта недобрым ветрам.
Только истинный выстоит храм.
Ты мой сын. Ты сын России.
Не молись чужим богам.

Припев:
Гнутся деревья, гнутся к земле.
Ты не согнёшься.
К дому родному даже во мгле
Снова вернёшься.

Тростники всё шумят над рекой.
Я на помощь несчастным иду.
Я зажгу над родимой землёй
Среди туч золотую звезду.
Трудно соколу в небе лететь.
Трудно песню о родине петь.
И никто, никто не знает,
Сколько нам ещё терпеть…

Припев:
Гнутся деревья, гнутся к земле.
Мы не согнёмся.
К нашим истокам даже во мгле
Снова вернёмся.

Край родной, нашу веру спаси!
Будем жить, только правдой дыша.
С нами — Троица вечной Руси:
Мать и сын, и Святая душа…
Только истинный выстоит храм!
Мы вернёмся к своим родникам.
И пока жива Россия,
Вместе петь и плакать нам…

Припев:
Гнутся деревья, гнутся к земле.
Мы не согнёмся.
Истинной верой даже во мгле
Вместе спасёмся!

 

В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был поэт Николай Добронравов.

«Эхо Москвы»
5 мая 2002 г.


 <<< На заглавную страницу  

© А.Н.ПАХМУТОВА В ИНТЕРНЕТЕ (Pakhmutova.Ru, Пахмутова.РФ) — Роман Синельников (составитель) и Алексей Чарыков (дизайн и программирование), 1997-2017. Все права защищены. Копирование материалов без предварительной договорённости запрещено. При упоминании этого сайта на своих страницах или в СМИ просьба сообщать авторам. Хостинг: Библиотека Максима Мошкова, Hoster.Ru.

 

 
 
Напиcать пиcьмо