Дорогие друзья! Я впервые выступаю с этой высокой трибуны (Оживление в зале, смех, аплодисменты). И я очень волнуюсь, конечно. Я волнуюсь потому, что выступаю здесь, с трибуны Дворца съездов, с которой выступали лучшие люди мира, лидеры мирового коммунистического движения, с трибуны, к которой приковано внимание всего прогрессивного человечества. Я волнуюсь ещё и потому, что сейчас в зале люди, для которых я работаю и живу: герои уже написанных песен, герои будущих песен, любимые и дорогие люди! (Бурные, продолжительные аплодисменты).

Я так же, как и вы, очень люблю нашу советскую песню, люблю её с детства, люблю с Дунаевского и Покрасса. Наша песня — явление удивительное, единственное в мире. Советская песня — это дитя революции, и революционный огонь, сообщивший ей небывалый темперамент, слился в ней с мягкими, чистыми, ласковыми интонациями русской народной песни. У нас много замечательных песен — весёлых и грустных, о любви и природе. Но всё-таки главное в нашей песне — её революционность. И если посмотреть глубже, то и в нашей жизни, в истории нашей Родины, в нашем великом деле главное — это революционность.

Тысячи великих людей, простых, честных, талантливых, весёлых, погибли за наше дело, за наши идеалы. И вот сейчас, когда нашей революции скоро исполнится пятьдесят лет, когда со дня окончания Великой Отечественной войны прошло уже более двадцати лет, хочется спросить себя, спросить тех, кому я смотрю сейчас в глаза: помним ли мы, ценим ли мы это?

Наверное, вы все знаете памятник нашему воину с девочкой на руках, который стоит в Трептов-парке в Берлине. Это прекрасный памятник. Но я хочу вам сказать, что я видела этих людей не в бронзе, а живых. Мне выпало такое счастье — горькое счастье, потому что это было под Сталинградом, и не все они остались живы. Им предстояла знаменитая, навсегда вошедшая в историю Сталинградская битва. Страшные бои надвигались, но они не забывали о нас. детях, женщинах, стариках, круглые сутки охраняли дорогу, по которой мы уходили на восток.

Для меня это воспоминание очень конкретное. Наш эшелон миновал переправу и должен был уже идти дальше. Вдруг мы увидели немецкий бомбардировщик, который стал разворачиваться и заходить на нас. Ну, эшелон, конечно, остановился. Мы закрыли окна и стали ждать. И вот, как чудо, появились два наших истребителя и сбили бомбардировщик. Уже отъезжая, мы видели, как он горел. Ну, да таких эшелонов были, конечно, тысячи, но я никогда не забуду этот день, 8 августа 1942 года, и моих неизвестных спасителей-лётчиков.

Я говорю об этом сейчас потому, что мы, пишущие песни, стихи, симфонии, должны в своих произведениях сказать вам об этих людях с такой силой, с такой любовью, чтобы вы не могли не полюбить их.

Для меня это люди, построившие комсомольскую Магнитку, Братск, Абакан–Тайшет, освоившие целину, шагнувшие в космос. Это люди, понимающие, что работа — это не просто физический или умственный труд, а служение революции, преображающей мир. И как радостно, что в этой армии преобразователей мира один из главных ударных батальонов — Ленинский комсомол.

Наверно, нет ни одного уголка, нет ни одной области науки, техники, искусства, где бы не работала молодёжь: учёные, открытия которых удивляют мир, с комсомольским значком на груди, рабочие, руками которых создано всё, что окружает нас, композиторы, молодые музыканты, прославляющие нашу Родину на международных конкурсах. Это новый тип молодого человека — нашего современника. Я уверена, что добрые и хорошие люди есть во многих странах, а вот такие — только у нас. (Аплодисменты).

Я с детства была в плену книжных представлений об этаком седом морском «волке», покорителе водных стихий. Но вот я прошлым летом побывала на Северном море. Мы уходили на подводных лодках на глубину многих десятков метров. Мне рассказывали об удивительно сложных современных приборах. Но меня потрясли не только эти приборы (я всё равно многого не поняла), меня потрясли люди, которые управляют приборами, эти молодые ребята, восемнадцати-двадцати лет, воспитанники комсомола. Но что самое потрясающее — что всё это будничное, обычное и нормальное для наших дней, и всё-таки об этих обыкновенных людях можно смело сказать, что они герои нашего времени.

И сейчас я здесь не могу не вспомнить человека, которого вы все знаете и, я уверена, любите, — Бориса Гайнулина из Братска. И когда я слышу ставшее штампом выражение «мы родились не в то время», я не согласна, я считаю, что знакома с Павлом Корчагиным наших дней.

Я думаю о том, как много ещё предстоит сделать, чтобы создать произведения, хотя бы стоящие вровень с делами нашего народа, нашей молодёжи.

За последнее время у нас появилось немало хороших песен Островского, Петрова, Фельцмана, Флярковского, Колмановского, Туликова и других моих коллег-песенников. Но мир музыки огромен и не исчерпывается только песнями. Хорошо, что вы любите песню, но хочется, чтобы вас также интересовали произведения и другой формы, другого жанра. Я уверена, что многие из вас открыли для себя творения великих мастеров, композиторов современных во все времена, и навсегда полюбили нашего человечнейшего Петра Ильича Чайковского и других мастеров. И мне хочется, чтобы вы также серьёзно интересовались и любили советскую музыку, начиная с Прокофьева до последних симфоний Кара Караева и Щедрина. И когда иные молодые люди говорят: «Я сижу и не понимаю, я просто выключаю радио», я должна сказать — я им не верю, я о них думаю лучше, чем они сами о себе, они просто недооценивают себя. (Аплодисменты).

О некоторых вещах, мешающих пропаганде хорошей музыки, я считаю нужным сказать на форуме комсомола. Музыку впервые люди узнают по радио, а для нас, композиторов, запись на радио — это создание эталона звучания песни, и важность этого момента трудно переоценить. Однако с этим делом не всё обстоит благополучно, прежде всего потому, что художественные задачи зачастую подчиняются финансовым планам. Нам не хватает студий, а отсюда и качество записей оставляет желать лучшего. Написав песню, автору приходится ждать очень долго. А рассказывают, что во время Великой Отечественной войны песню записывали в ту же ночь. И в такое грозное время песня не считалась забавой. И мы не имеем права сейчас, когда мы стали богаче, так не по-хозяйски относиться к песне. (Аплодисменты).

Услышав песню, вы хотите приобрести ноты. Это опять проблема. У нас на всю страну до недавнего времени было два нотных издательства: теперь одно сократили, и осталось лишь издательство «Музыка». Ему физически просто трудно справиться со всей музыкальной продукцией. К тому же наши тиражи очень малы, просто мизерны. Поэтому ноты с нашими песнями так же трудно приобрести, как, скажем, ноты с экзотическими танцами.

Надо отнестись к этому со всей серьёзностью, потому что это не развлечение, а пропаганда нашей идеологии.

Мне пришлось быть однажды членом жюри в польском городе Зелены-Гура. Там каждый год устраиваются конкурсы среди молодёжи на лучшую советскую песню. Первый год было тысяча участников, потом десять тысяч, потом пятьдесят и, наконец, сто тысяч. Почему бы в такой огромной стране, как наша, где столько песен, и профессиональных и народных, не устраивать такие же конкурсы?

Я не сомневаюсь, что молодёжь любой страны с удовольствием приняла бы участие в таком конкурсе. (Аплодисменты).

В своём выступлении Л. И. Брежнев сказал, что энтузиазм молодёжи — священное понятие, им нельзя спекулировать, нельзя злоупотреблять, затыкая прорехи некоторых бесхозяйственных администраторов.

Действительно, когда молодые люди уезжают за тридевять земель, чтобы строить дороги, фабрики, заводы, часто вместе с действительными трудностями они встречаются с бездушием и бесхозяйственностью. Но бездушие демагоги прикрывают своими крикливыми фразами о нашей молодёжи, что, мол, всё переживёт, всё преодолеет! А тут ещё мы со своими песнями: «Держись, геолог, крепись, геолог», и получается, что мы собой прикрываем трудности, созданные бюрократами. (Аплодисменты).

Я с этой трибуны хочу сказать, что мы пишем и будем писать в меру своих сил о молодёжи, которая во имя Родины, во имя партии не страшится трудностей. Но мы не собираемся своим авторитетом прикрывать бесхозяйственность, леность и бездушие. (Аплодисменты).

Радиослушатель сердцем воспринимает сибирскую песню о строителях и сибирской романтике. Но хозяйственнику мало восхититься романтикой, он обязан обуть романтику в валенки, переселить её из палаток в удобные, тёплые дома.

Я хочу сказать не только о валенках; надеюсь, мне простят такое отступление. Так вот, посмотрите, как иногда одеты наши молодые люди. Одежда, — дорогая, кстати, — зачастую не украшает, а скорей портит нашу внешность. Каждая девушка знает, как всё-таки ещё сложно собрать весь туалет, чтобы это было модно и красиво. И трудно это не тряпичникам, а тем людям, которые работают, учатся, которые должны были бы просто прийти в магазин и купить. (Аплодисменты).

А меньше всего эта возможность есть у тех, кто работает на передовой линии, далеко от центра.

У нас есть талантливые модельеры, художники, закройщики. Не случайно наши модели пользуются большим успехом на международных выставках. Но мы, покупательницы, придя в магазин, этого успеха не ощущаем. Представьте себе, что мы, композиторы, писали бы песни о нашей Родине, а исполняли бы их только в Париже или в Брюсселе. Пора уже в этом вопросе перейти от обещаний к делу.

Дорогие друзья! Поверьте, что я так много говорю о недостатках только потому, что хочется видеть нашу молодёжь самой красивой в мире и красивой не только духовно. Я так говорю потому, что хочу, чтобы наши записи песен стали лучшими в мире, чтобы в любом, самом отдалённом уголке нашей страны каждый человек имел возможность не только слушать по радио, но и купить пластинку или ноты полюбившейся ему песни. (Продолжительные аплодисменты).

Дорогие друзья! Вы прекрасно понимаете. что я пережила, когда я услышала здесь, в этом зале, о присуждении мне премии Ленинского комсомола. (Продолжительные аплодисменты).

Вся моя работа, всё моё творчество, вся моя жизнь связаны с молодёжью, и поэтому ваша награда, награда комсомола, для меня дороже всего на свете. (Бурные, продолжительные аплодисменты).

Дорогой товарищ Горбачёв1! Очень прошу принять первую записавшуюся в ваш десант. (Продолжительные аплодисменты).

Дорогие товарищи! Мне хочется от всего сердца заверить любимый комсомол, что советские композиторы никогда не разлюбят наших дорогих героев. Мы напишем для вас ещё много песен и будем горды и счастливы, если они принесут вам радость, если они помогут вам в вашем огромном труде, на вашем прекрасном пути в будущее! (Бурные, продолжительные аплодисменты. Делегаты съезда вручают А. Пахмутовой букеты цветов. Раздаётся песня: «Под крылом самолёта о чём-то поёт зелёное море тайги»).


1Н. Г. Горбачёв, бригадир бригады плотников строительно-монтажного поезда управления «Ангарстрой» Иркутской области, обратился с трибуны съезда с просьбой к работникам культуры взять на вооружение слово «десант» и почаще высаживаться на комсомольские стройки.

«Комсомольская правда»
20 мая 1966 г.


 <<< На заглавную страницу  

© А. Н. ПАХМУТОВА В ИНТЕРНЕТЕ (Pakhmutova.Ru, Пахмутова.РФ) — Роман Синельников (составитель) и Алексей Чарыков (дизайн и программирование), 1997-2020. Все права защищены. Копирование материалов без предварительной договорённости запрещено. При упоминании этого сайта на своих страницах или в СМИ просьба сообщать авторам. Хостинг: Hoster.Ru.

 

Напиcать пиcьмо
Free Sitemap Generator